Профессор Анча Баранова детально раскрыла мутации коронавируса

Наука

Антитела

– Анча, сначала ответьте, пожалуйста, на вопрос, который интересует многих перед введением вакцины от коронавируса: почему этих людей предварительно не проверяют на наличие антител? Ведь если они имеются в наличии, тогда вакцина должна быть противопоказана.

– Такая ситуация должна быть предусмотрена разработчиками вакцины, но мы почему-то нигде так и не увидели комментария по поводу необходимости предварительного анализа. Поэтому я могу рассуждать сейчас исключительно из общих биологических соображений.

 Проверить перед вакцинацией наличие или отсутствие антител к коронавирусу, конечно, не помешает. Как мы знаем, при инфицировании у человека сначала появляются иммуноглобулины M (IgM), а со временем к ним присоединяются иммуноглобулины G (IgG) и какое-то время они сосуществуют вместе. Если у человека еще сохраняются антитела IgM, я считаю, что прививку против COVID-19 делать нельзя.

– Почему?

– Потому что они свидетельствуют о том, что в организме не завершилось формирование иммунного ответа, и либо вирус еще присутствует в организме, либо только что «ушел», но антитела IgG еще не созрели. Эта ситуация может возникнуть, во-первых, у тех, кто только-только переболел со слабой симптоматикой или вообще бессимптомно, и просто не знает об этом, а потому пошел на вакцинацию. Во-вторых, у тех, кто перенес корнавирус, и ошибочно предполагал, что вылечился, а вирус на самом деле «застрял» в организме. То есть установилось состояние персистенции (длительного сохранения вируса в организме хозяина или в клеточной культуре). Если такой человек поспешит и получит вакцину, это может изменить работу иммунного ответа, например, вызвав его чрезмерное усиление, и, соответственно, повысит риск развития нежелательных осложнений — в виде не спадающей в течение нескольких дней высокой температуры, сильных головных болей и пр. Мы слышим время от времени о таких реакциях от некоторых участников вакцинации от коронавируса, и, кто знает, может, это как раз и есть те люди, которые отправились делать прививку с антителами  IgM?

 Что касается антител IgG, которые возникают позже IgM,  они показывают, что вирусная реакция была, но в настоящий момент ее уже нет. Зато есть иммунный ответ. 

– Если анализ показывает наличие антител IgG, вакцинироваться можно?

– Если тесты их определяют на высоком или среднем уровне, то скорей всего, определенная защита у человека имеется. Таким я бы посоветовала лучше подождать с вакцинацией, уступить место в очереди тем, кто еще не сталкивался с инфекцией. Но, если после заболевания прошло уже несколько месяцев, можно и привиться, ничего плохого, я думаю, в этом случае не произойдет. Если вакцина «Спутник V», которой сейчас массово вакцинируют всех, является двухфазной, то в этом случае добавится еще одна предварительная фаза, которая в итоге только усилит эффект «Спутника V».

Вакцина

– Многих волнует риск заразиться коронавирусом, который сохраняется даже после первой фазы иммунизации.

– Нарастание защитного эффекта происходит постепенно, к примеру, в случае американских вакцин Moderna и Pfizer, начиная уже с 10 дня после введения вакцины. Насчет российских вакцин я не уверена, но у разработчиков эти данные должны быть.

– Многие волнуются, хватит ли на всех, прошедших первую фазу, того самого бустера, усилителя?

– Должно хватить. Но даже если что-то пойдет не так, можете быть уверенными, что защита до 50 процентов будет и у тех, кто прошел только первую фазу вакцинации.

– Смогут ли вакцинированные граждане выпить бокал шампанского в новогоднюю ночь?

– Алкоголь — это иммуносупрессант, он подавляет многие реакции иммунного ответа. В идеале, чтобы организм выработал хорошую защиту, даже слабые дозы  алкоголя принимать не следует, по крайней мере за три дня до и в течение трех дней после вакцинации. Но в принципе, я понимаю, что всем очень хочется как следует проводить 2020 год (улыбается), а потому, если без шампанского не обойтись, помните: людям, получившим вакцину, не следует пить в новогоднюю ночь больше одного бокала игристого и полбокала вина. Такая одноразовая дозировка совместима с любой вакцинацией.                                           

Мутация

– Недавно нам сообщили о произошедшей «английской» мутации вируса SARS-CoV-2 и новой мутации, завезенной в Великобританию из ЮАР. Эффективна ли будет защита от этих мутантов сегодняшними вакцинами?

– С момента начала пандемии генетики сообщали уже о нескольких мутациях. Одна из них была «итальянской», которую завезли потом в США. Так что нынешняя, «английская» мутация вируса — не первая и, наверняка, не последняя. Полученная с прививкой защита никуда не денется, потому что мы по-прежнему имеем дело с SARS-CoV-2. Единственное, что может произойти, это некоторое ее ослабление. Предположим, сейчас нам говорят о 95-процентной защите «СпутникаV», но если выработанные им антитела наткнутся на незнакомые участки мутировавшего  вирусного  белка S, то степень противодействия может снизиться, ну скажем до 91 процента. Чтобы было наглядно, представьте, что мы вытянули S-белок в виде длинного шеста, на котором крепится флаг в пионерском лагере, и пионеры начинают обхватывать этот шест  поочередно своим руки (в нашем случае, руки— это антитела). Мест хватает на всех, пока на шесте вдруг не появляются 2-3 острых колючки. Руками в этих местах шест уже обхватить не получается. Но ведь колючки можно обойти, и свободных мест для захвата все равно еще очень много.  Так и наш иммунитет — выработавшихся в результате вакцинации различных типов антител хватит, чтобы противостоять вирусу.  

  И потом, многое зависит еще от дозы вируса. У большинства людей, даже тех, у которых нет антител, при контакте с небольшим его количеством, заболевание не развивается. Все же у нас и барьерная защита на слизистых работает, и мукозальный иммунитет. 

– Почему мутация возникла именно в Англии? Что способствовало ее появлению?

– Хороший вопрос. На самом деле ничего специфического в этой мутации для Англии нет. Подобное могло быть выявлено в любой точке мира, где есть такая же хорошо налаженная система тестирования населения и исследования генома вируса.

Из  научной статьи, о которой сказано выше,  журналисты взяли только один месседж – про повышенную инфекционность нового варианта (скорость распространения выше на 70%). Но, на мой взгляд, в статье содержалась и еще более важная информация, почему-то первой волной «комментаторов» не замеченная. А именно, источниками рождения подобных мутированных вирусов являются длительно болеющие коронавирусом люди. Именно в их организмах вирус успевает эволюционировать, «отрастить себе колючки» против прежде возникших антител. Ученые заметили, что «английская» мутация могла развиться на фоне лечения больных COVID-19  плазмой, собранной от переболевших людей с большой концентрацией антител. Тонкость тут в том, что донорские антитела когда-то выработались в результате естественного заражения одной разновидностью вируса, к примеру, вируса «первой волны», собранной в мае, и от человека, перенесшего вирус хоть и в виде выраженного заболевания с температурой, но не смертельного. Этот человек-донор не лежал под «вентилятором» (ИВЛ) две недели в больнице (у таких ослабленных граждан плазму крови, как правило, не собирают). Потому у доноров антитела, выработавшиеся естественно на одну разновидность вируса, – тот или иной природный вариант, уже известный ученым. 

Переливают же сыворотку тяжело больному человеку, в организме которого вирус путем микроэволюции мог уже распасться на несколько популяций-клонов. Обработка сывороткой быстро «выбьет» все стандартные вирусы, а вот мутанты-уклонисты, отличающиеся от стандартного варианта, попадут в машину селекции, которая отберет только те, что не подвержены нейтрализации антителами против стандартного варианта, для них освободится место, они размножатся и начнут распространяться.

– Каким образом? Ведь человека не выписывают до полного выздоровления?

– К сожалению, выписывают. И в России,  и у нас, на Западе ради более быстрого освобождения больничных коек пациентов отпускают домой, не дождавшись отрицательных тестов (кстати, в Китае такого никогда не было, благодаря чему, возможно, они и пресекли распространение вируса и всевозможные его мутации). В наших же странах мы сами выпускаем окрепшие, выдержавшие схватку с нейтрализующими антителами вирусы прямо на улицу.

– Достаточно ли одного отрицательного теста на коронавирус для выписки?

– В научных работах на эту тему показано, что 14 процентов пациентов, которых выпустили из больницы после двух отрицательных тестов, полученных  в разные дни, возвращаются в госпиталь в течение двух недель с вновь появившимися симптомами и новым положительным тестом.

– Это говорит о том, что их не  долечили?   

– Да. Поэтому теперь, чтобы не допускать подобной реактивации вируса, китайские врачи рекомендуют делать всем выписывающимся еще и третий, контрольный, тест. Но ни в США, ни в Европе, ни в России правила этого не требуют.

– Получается, мутации могут быть не только в Англии, а в любой стране, только не везде их фиксируют?

– Конечно. Вполне возможно, что мы сейчас выращиваем собственных мутантов, которые в будущем будут «уворачиваться» от антител. Только в отличие от Англии, мы о них можем никогда не узнать из-за малого количества лабораторий, которые следят за изменениями вирусного генома.

– Генетически англичане увидели, что вирус мутировал, но как они поняли, что именно он привел к увеличению контагиозности?

– Эпидемиологическими методами. Первый: регулярно собирали образцы вируса от многих больных и посмотрели процент зараженных именно этим вариантом в сентябре и в ноябре. Увидели, что к ноябрю новый вариант превзошел старый. Второй: подсадили живой вирус в культуру клеток и подсчитали,  сколько вирусов она производит в единицу времени. Так, примерно, и была получена цифра 70 процентов. На самом деле, это некий усредненный показатель того, во сколько раз увеличилась скорость распространения SARS-CoV-2.

«Если случится самое плохое»

– Что будет, если вирус все-таки получит более ощутимую мутацию, от которой уже не сможет защищать нынешняя  вакцина?

– Теоретически такое может произойти, но не в течение нескольких месяцев, а хотя бы через год или более.  Тогда  вакцинация от коронавируса станет сезонной, как в случае с гриппом. И производиться она будет пептидными вакцинами, типа той, что сегодня испытывают новосибирские ученые, или мРНКовыми – то есть безвекторыми.

– Почему не подойдет тот же «Спутник V»?

– Потому что эта вакцина по своему принципу — одноразовая. Один раз провакцинировали, и больше ее платформа использована быть не может. У получивших ее возникнет иммунитет на сами векторы доставки. А значит, повторная вакцинация либо ни к чему ни приведет, либо иммунный ответ будет недопустимо слабым, либо, в худшем случае, вообще возникнет воспалительная реакция в ответ на саму прививку. Это была наша «домашняя заготовка», как на КВН, – наша «волшебная пуля», которую мы выпустили по вирусу. А пептидная вакцина — многоразовая, которую легко менять в соответствии с возможными мутациями вируса.

– Вы сами уже вакцинировались?

– Я живу в США и могу вакцинироваться только тем, что мне доступно. Пока у меня нет такой возможности, поскольку преподаватели вузов, к коим я отношусь, не входят в США в группы тех, кого вакцинируют в первую очередь. Моя очередь может подойти только  в апреле или в мае. 

– А если бы у вас появилась возможность привиться российской вакциной?

– Я бы это сделала. Но что касается моей мамы, которой 83 года, ее я попросила подождать именно пептидную, новосибирскую вакцину, потому что она более безопасна для пожилых людей. 

– В чем же разница?

–   Дело в том, что у вакцины вирусный белок S вставлен в живой аденовирусный вектор, а он нет-нет, да вызывает серьезную воспалительную реакцию. Организм ослабленного пожилого человека может не выдержать. 

В пептидной же вакцине  тот же белок разобран на кусочки, из него выбраны наиболее иммуногенные и наименее подверженные мутациям фрагменты, а затем они синтезированы в лаборатории. Такая вакцина, кстати, удобна еще тем, что ее можно с минимальным охлаждением развозить по самым отдаленным деревням.  

– Я слышала о том, что в том же новосибирском «Векторе», где создают пептидную вакцину, сейчас готовят к выпуску еще один вариант — на основе коревого штамма…

– Да, в ней белок коронавируса будет вставлен в коревой штамм «Ленинград», которым прививают от кори детей с советских лет.

– Можно ли ею вакцинировать людей, которые в детстве уже получали прививку от кори?

– Иммунитет от кори вырабатывается не на всю жизнь. Так что получить дополнительный вакцинный усилитель от этого заболевания в комплекте с антигенами к коронавирусу, думаю, не помешает.

Источник: https://www.mk.ru/science/2020/12/26/privika-ot-koronavirusa-skolko-mozhno-vypit-posle-vakcinacii.html

Оцените статью
Технологичные новости на VB-net.ru
Добавить комментарий