Старые телефоны и компьютеры: бесценные сокровища или бесполезный цифровой хлам

Наука


В 2021 году вес выброшенной на свалку электроники превысит 57 миллионов тонн.

Фото: Shutterstock

Кладоискатели отправляются на поиски драгоценных кладов за тридевять земель: они ищут золото Колчака в Сибири, клад Наполеона в Смоленске, а золото испанских галеонов — на дне океана. А между тем реальные сокровища лежат у нас под носом! Достаточно заглянуть на чердак, в тумбочку или книжную полку, или где вы там еще храните отработавшие свое мобильники или разбитые планшеты?

В ТОННЕ ГАДЖЕТОВ ЗОЛОТА БОЛЬШЕ, ЧЕМ В ТОННЕ ЗОЛОТОЙ РУДЫ

Речь идет о миллионах тонн старых гаджетов, которые завалили планету. В 2021 году вес выброшенной на свалку электроники превысит 57 миллионов тонн — это больше, чем Великая Китайская стена, самый тяжелый искусственный объект Земли. По оценкам Всемирного экономического форума-2019 стоимость электронных отходов превышает 62,5 миллиарда долларов. Это больше, чем годовой ВВП таких стран, как Хорватия, Белоруссия, Коста-Рика.

— В тонне выброшенных мобильных телефонов больше золота, чем в тонне золотой руды, — утверждает Рюдигер Куер, директор программы «Устойчивые циклы» Университета Организации Объединенных Наций. — Например, в 1 миллионе смартфонов содержится 24 килограмма золота, 16 тонн меди, 350 килограммов серебра и 14 килограммов палладия — эти ресурсы можно восстановить и вернуть в производственный цикл.

И наконец последняя деталь, хорошо иллюстрирующая масштаб проблемы: в средней европейской стране, например такой, как Великобритания, в домах у граждан хранится около 40 миллионов ненужных гаджетов. В пересчете на содержащееся там золото это одна десятая часть золотого запаса Чехии.

Можно ли озолотиться на отслужившей свое электронике? Об этом мы решили поговорить с кандидатом технических наук Олегом Панченко, заведующим Лаборатории легких материалов и конструкций Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (вуз — участник программы «Приоритет 2030»)

— Олег Владиславович, эксперты утверждают, что залежи устаревших гаджетов (телефоны, ноутбуки, ПК и тд.) представляют собой огромное богатство. Тогда почему все это добро лежит у нас дома, и никто не занимается сбором этих сокровищ?

— Я думаю, что версия о том, что использованные гаджеты есть новый вид полезных ископаемые, это некое преувеличение. По крайней мере, на данный момент. Возьмём, например, переработку пластика — это история гораздо более развитая, чем переработка электротехники и электроники. В Европе переработка пластика от начала до конца является убыточной и субсидируется государством. И то не всеми правительствами. Например, в Германии вы можете за деньги сдать и стеклянные, и пластиковые бутылки, а в соседней Австрии пластик у вас не примут. Полагаю, что без серьезной поддержки со стороны государства говорить о сколько-нибудь глубокой переработке отработавшей электроники не имеет смысла.

Можно ли озолотиться на отслужившей свое электронике?

Можно ли озолотиться на отслужившей свое электронике?

Фото: Shutterstock

ЗАМКИ ИЗ ПЕСКА

— Я как-то на досуге подсчитал, что хранится на нашем семейном кладбище гаджетов: три телевизора, три ноутбука, с десяток старых мобилок — целое сокровище! Выкидывать жалко, есть смутные подозрения, что там есть платы и чипы, которые имеют какую-то ценность. Наверняка, не я один такой обладатель стратегических запасов цифрового хлама. Что посоветуете делать со старой электроникой: выкинуть или ждать светлого будущего, когда появятся технологии переработки?

— Тут все зависит от того, есть ли у вас место, где электронный утиль может дожидаться этого светлого будущего. Если места нет, то, наверное, надо выкинуть. На сегодня я не знаю технологий широкого масштаба по переработке гаджетов. Надо понимать, что большая часть веса электроники, это так называемые печатные платы, которые представляют собой оксид кремния.

— А что это такое?

— Скажем так, это другое агрегатное состояние песка. Что делать с песком? Это вопрос риторический. При этом в гаджетах действительно есть какое-то количество золота, серебра, платины и меди. Но это небольшие объемы. Как добывать и перерабатывать эти драгметаллы? Я не вижу иного выхода, кроме химического способа. То есть растворить металлы в кислоте, осадить на что-то твердое, а затем пытаться электролизом их восстанавливать. Это многоступенчатый процесс, но реализовать его можно. Когда я ещё учился в университете у нас был преподаватель, который увлекался этим вопросом в рамках личной инициативы. Он действительно добывал драгоценные металлы из старой электроники, но не разбогател. От слова “совсем”. Но я бы начал решать проблему с другого конца: прежде чем создать какой-то продукт нужно продумать, что с ним будет дальше, когда он утратит функцию, для которой был предназначен.

НА СМЕНУ УГЛЕРОДНОГО СЛЕДА ПРИДЕТ УГЛЕПЛАСТИКОВЫЙ

— То есть, в идеале старый гаджет разбирают на атомы и потом делают из него новое устройство?

— Да, потому что пока мы, решая одну проблему, тут же создаем другую. На эту тему есть очень красивый пример, это композиционные материалы на основе углеволокна.

Откуда возникла мода на углепластик? Из экологических требований Евросоюза снизить количество вредных веществ в выбросах автомобиля. Сделать это можно двумя путями: либо потреблять меньше топлива, либо увеличить КПД двигателя. КПД уже на пределе, остается один выход — сделать автомобиль легче. Стальной рамный кузов заменили сплавами из алюминия и магния, затем пришла эпоха композитных материалов. Сейчас передовые производители используют гибридные материалы: сочетание углеволокна с металлами. Так решая одну экологическую проблему — сокращение углеродного следа — мы создаём другую проблему, которую сложнее решить. Да, композитные материалы лёгкие, да — прочные! А что с ними делать потом вообще непонятно. Идея снизить вредные выхлопы — она благая. Но социальные и производственные стандарты, которые навязываются обществу, далеко не всегда приводят к положительному результату. Если не понимать под положительным результатом передел рынка.

ЦЕНЫ НА ГАДЖЕТЫ И МАЙНИНГ КРИПТОВАЛЮТ

— Есть гипотеза, что запасы редких металлов, которые используются для производства электроники – они конечны. И скоро мы столкнемся с дефицитом сырья и резким удорожанием стоимости гаджетов.

— Я не думаю, что сейчас узкое место это материалы. За что боролись в электронике? Ключевым параметром была миниатюризация — чем больше транзисторов на единицу площади вы умудритесь расположить, тем мощнее у вас будет вычислительная система. И на самом деле в транзисторах материала самого по себе много и не надо. Последние процессоры — это вообще нано-размерные вещи. Поэтому в электронике узким местом являются технологии.

— Периодически СМИ пугают пользователей слухами о том, что цены на гаджеты могут взлететь по воле Китая — страны-монополиста, которая является основным поставщиком многих редкоземельных металлов. В частности, индия и неодима, используемых в производстве электроники.

— О таком сценарии говорили давно, но реальная проблема приплыла из другой области. Вы, наверное, в курсе, что сейчас стоимость видеокарт для персональных компьютеров за последние годы увеличилась в несколько раз. Но Китай здесь ни при чем, цена растет в связи с ажиотажным спросом из-за образования рынка криптовалют.

— А причем здесь биткойны?

— Майнинг криптовалют требует определенных вычислительных мощностей. Процессоры стандартных персональных компьютеров не очень способны эти вычисления распараллеливать. А видеокарты и игровые приставки, например, делают это очень хорошо. Поэтому те же самые майнинговые расчеты удобно осуществлять на игровых приставках или видеокартах. Только в майнинговых фермах используют десятки, сотни видеокарт. Поэтому спрос на них огромный, фактически люди делают деньги из воздуха. И производители просто без всяких внешних причин начали поднимать цены. Если спрос есть, то почему бы не поднять цену? Как сказал один умный человек нам не дано предугадать, как наше слово отзовется. Мы ждали удара со стороны государств монополистов добычи, а произошло совсем другое.



Источник

Оцените статью
Технологичные новости на VB-net.ru