Экономист рассказал о курсе рубля, отечественных инновациях и нежелании России «стричься»

Технологии



Новость, серьезно всполошившая мировое сообщество, — выявление «омикрон»-штамма коронавируса. Информационное пространство запестрило сообщениями о том, что контагиозность заболевания высока, а значит, заболевших может быть еще больше. Все это напрямую влияет на инвестпривлекательность государств, их экономики и уровень жизни населения. Корреспондент «Петербургского дневника» поговорил с членом наблюдательного совета Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров Александром Разуваевым и выяснил, как он оценивает текущее состояние российской экономики и ее перспективы.

— Александр Юрьевич, что сейчас влияет на стоимость российского рубля, экономику в целом? Можно ли выделить основные раздражающие факторы?

— Рынок сейчас находится в состоянии ожидания. Инвесторы во всем мире читают Bloomberg, а он пишет, что Украина «нападет» на Россию, то Россия «нападет» на Украину. Соответственно, они боятся большой волны продаж, и сами продают на фоне этих ожиданий. Этот момент, безусловно, играет свою роль. Плюс, нефть стала более дешевой. Отразились и пятничные новости о новом «ужасном» штамме коронавируса — это вообще плохо само по себе, но еще все боятся нового мирового локдауна. Он крайне нежелателен в том числе и потому, что повлечет за собой резкое снижение спроса на нефть.

Пока ничего подобного мы не наблюдаем. Я думаю, что на ближайшем заседании Банк России повысит ключевую ставку еще на 100 бальных пунктов. Может быть, на фоне всех этих событий, даже значительнее. В этом случае ставка будет находиться на уровне инфляции. Это поддержит рубль. Плюс, сейчас конец года, с высокой долей вероятности наши экспортеры начнут активно продавать валюту.

Ни в какую масштабную войну я не верю и считаю, что как только рынки это осознают, то рубль вернется на уровень [к доллару] 71-72.

— То есть роль протекающих политических процессов переоценивают?

На политической конъюнктуре наживаются спекулянты и просто психи, которые по-своему видят российские реалии. Для первых это способ заработать, для вторых — это эмоции, они живут ими. Я читаю новости и диву даюсь: Россия якобы «воюет» с Польшей, с Украиной, Литвой и другими странами. Или, например, Байден скажет, что готов к переговорам, и риска «войны» нет. Паника обычно проходит, но… что делать? Такова политическая ситуация. Я бы более опасался нового локдауна, поскольку сейчас никто точно не знает, насколько опасен новый «омикрон»-штамм, действует ли против него вакцина. Это — более серьезный вопрос, который оказывает существенное влияние на рынки.

В любом случае, если идут продажи рубля, естественно, это сказывается на курсе. Но я считаю, что фундаментально Россия смотрится неплохо, смотря на инфляцию. Когда-то, напомню, ее уровень составлял 30 процентов в месяц, это было при Ельцине в 1993 году. Понятное дело, что такие скачки в современной России невозможны, но даже если она и будет на уровне 10 процентов — ну и что? Ничего страшного в этом нет.

Кстати, фундаментально по рублю ударила история с «Роснано». Но так или иначе, для курса главное — это платежный баланс, цены на нефть, газ, ключевой ставки. Все остальное — от лукавого.

— Периодически из уст разных чиновников звучат заявления о том, что в России необходимо создавать высокотехнологичные производства, зарабатывать за счет них. Насколько сегодня это реально?

— Смотря что подразумевать под словом «инновация». Например, АФК «Система», в Зеленограде у них есть очень хороший инновационный кластер. Смартфон, который сегодня продает Ростех, тоже неплохой. Я считаю, что космос, оборонка и нефть и газ — это и есть инновации. Наша вакцина «Спутник» тоже можно отнести к инновациям, хотя его на внешних рынках пытаются «зажимать», чтобы не платить русским. У нас очень хорошая школа по вирусологии, которая нам досталась еще с советских времен.

Многие, например, считают инновацией iPhone. Или Twitter, или Facebook.Нет, iPhone — это дорогая игрушка, если еговдруг не станет, то Луна не упадет на Землю.
А вот оборонка или вирусология — это инновация. Или, скажем, атомная энергетика. Она более чем экологична. А все разговоры про «зеленую» энергетику видятся мне попыткой Запада «подстричь» другие страны. Но Россия «стричься» не будет.

— Если говорить про введение QR-кодов во многих заведениях, насколько накладным стало нововведение для бизнеса?

— Проблема в следующем: кто-то, например, не знает, как использовать QR-код, как его распечатать. Кто-то предпочитает вообще не заморачиваться по этому поводу. Соответственно, поток клиентов снизился, но виноваты в этом как раз те, кто не захотел прививаться. Произошло снижение выручки на 60-80 процентов, понятно, что ни один бизнес такого не выдержит.

Но заметьте: формально локдауна нет. Соответственно, нет локдауна, нет и поддержки предпринимательского сообщества. Выручка при этом упала, а раз нет выручки, нет и зарплаты.

Что касается самих граждан, мне не очень понятно, почему они себя так ведут. Я привился, получил QR-код без всяких проблем. И носить его с собой совсем не сложно. Я помню 90-е годы, когда даже собаку ходил выгуливать, беря с собой паспорт. Но у нас почему-то люди предпочитают доверять не государству, а неким блогерам и так далее. Ну… что здесь можно поделать? Надо просвещать население, помня при этом, что процесс это непростой и небыстрый. Я думаю, что рано или поздно мы придем к коллективному иммунитету, будут введены QR-коды, но не думаю, что это будет сделано на продолжительный срок.

Слаба богу, что доля услуг в ВВП у нас меньше, чем в других странах с крупными экономиками, поскольку локдаун бьет по России меньше, чем по какой-нибудь Германии.



Источник

Оцените статью
Технологичные новости на VB-net.ru